Category: путешествия

(no subject)

Господь посмотрел на мир.
Он увидел бескрайние леса.
Он увидел степи, по которым, как по морю, бежали волны.
Он увидел сияющие на солнце ледники.
Господь сложил губы дудочкой и, прикидывая что-то в уме, тихо свистнул.
- Ну ладно, - сказал Он, - всё понятно. Давай заканчивать.
Сатана вытащил ноготь из щёлки между зубов и внимательно посмотрел на него.
- А чем так плохо?.. - поинтересовался он. - Вроде всё того. Этого. Ну. Солнце там. Короче, работает.
Господь задумчиво посмотрел на него.
- Не, не, - сказал Он, - так не пойдёт. Это пробная версия. Теперь будем начисто делать.
- Что, с нуля?! - поразился Сатана.
Он вытер руку о штаны и достал сигареты.
- Вот и Я думаю... Дай сюда.
Господь глубоко затянулся и снова погрузился в раздумья.
- Ну для человека это всё не годится. - сказал Он решительно через некторое время. - Ничего же нет. Они только жрут и размножаются.
- С самого начала!.. - простонал Сатана. - С самого начала!..
- Что? А. Нет. - ответил Господь, рассеяно стряхивая пепел с подветренной стороны. - Чёрт...
Он оглядел Себя и принялся отряхиваться.
- А?
- Я в целом. В общем, нет, не с нуля. Можем тут же.
Он снова посмотрел на весь мир.
- Только это всё надо убрать. - решил Он. - Жизнь ни в какие ворота не лезет. Остальное подгоним как-нибудь.
- Как?..
- Как-нибудь. Главное - удалить жизнь.
Он снова затянулся и выжидающе посмотрел на Сатану.
- Ну?.. Че ты ждёшь? Вперёд.
Сатана вздохнул и поплёлся вниз к пляжу.
Господь огляделся и решительно наступил на росток крокуса. Повернув несколько раз носком, Он огляделся, нагнулся, выдернул из дёрна пучок травинок и разорвал его в мелкие клочки.
Через час вокруг Него образовалась не очень большая проплешина.
Усталый и слегка поцарапанный Сатана, пошатываясь, вернулся обратно и рухнул рядом с Ним.
- Я целую вечность пытался придушить эту черепаху... - сказал он. - Целую вечность, пока она не затихла. И я даже не уверен, что она просто не заснула.
Господь выпрямился и вытер лоб испачканной в земле рукой.
- Вот и Я думаю... - сказал Он. - Они быстрее размножаться будут. Надо ускорять, наверное.
- Может, метеорит?.. - оживился Сатана. - Знаешь, падает такая огромная каменюга и пах!.. Всё живое вымирает.
Господь посчитал что-то на пальцах.
- Можно... - сказал Он неуверенно. - Но нам нужен план Б.
- Зачем?! - удивился Сатана.
- Всегда должен быть план Б. - объяснил Господь. - С метеоритом будет план А. А ещё будет план Б.
- Ну понятно, что с метеоритом А. - согласился Сатана. - Глупо было бы начинать сразу с Б. Но я думал, что про план Б говорят, когда первый план не удаётся, и тогда сразу - "Перейдем к плану Б", а кто-нибудь спрашивает - что за план Б. И тогда придумывают план Б...
Господь махнул на него рукой.
- Оставь свои штучки, Грязный.
- Нечистый. - угрюмо поправил его Сатана.
- Нечистый. Нужно придумать что-то обязательно. Целая прорва времени на эти метеориты. Обязательно нужен запасной план. Это огромная удача - метеоритом попасть по планете. Планета маленькая, метеорит ещё меньше, их вместе сводить...
- Я понял, понял... - Сатана задумался. - Ну они могут друг друга съесть, скажем.
Господь вздохнул.
- Ты видел, что стало с зайцами? - спросил Он. - После волков-то? Они стали крупнее. И быстрее. И их стало больше. Тут что-то не так. Кроме того, никто не будет есть волосатых гусениц.
Сатану передёрнуло.
- Да, это точно... - подтвердил он, с омерзением сплёвывая.
Господь и Сатана погрузились в раздумья.
- А вообще это идея, - сказал Сатана, - только еду надо заменить на что-то ещё. Пускай кто-нибудь убивает всех просто так.
Господь снова задумался.
- И самих себя тоже. - предложил Он. - И в итоге они всё сведут на нет.
Сатана кивнул.
- Идея хорошая. - сказал Господь. - Отличная идея. Осталось дать ей достойное воплощение.
- Как насчёт Годзиллы? - предложил Сатана. - Большая такая штуковина. Наступает, сокрушает.
- Вариант первый, - согласился Господь, - но лучше всё-таки что-нибудь помельче и половчее. Потом, Годзилла захочет в итоге жить в гармонии с природой. Нет, тут нужно что-то с мотивацией, с идеей...
Оба они подошли к краю песков пляжа и уставились на горизонт. Они стояли и молчали, размышляя о судьбе всего мира. Заходящее солнце осветило их лица красным.
Ветерок играл с длинными волосами Сатаны. Волосы нервничали, неумело повышали ставки и излишне агрессивно блефовали. Ветерок спокойно выигрывал кон за коном.

(no subject)

Это, дорогие дети, рождественнская сказка. В ней будут три призрака, в ней кто-то кардинально перевоспитается, один ангел получит крылья и - в ней будут мыши.
На холме стоял дом. И в доме было так тихо, чтоб было слышно каждый мышиный шорох. Мышиные шорохи, дети, издавали мыши. Маленькие серые мышки с маленькими розовыми ушками и длинными голыми хвостами.
О, нет, конечно. Хвост был только у одной мыши. У второй мыши хвоста почти и не было. То есть возможно где-то он и был, но в привычном для хвоста месте - прямо за мышью - хвоста не было.
Если вы уже умеете считать до двух, дети, вы поймете, что всего мышей было две.Collapse )

(no subject)

Старшая Кухарка упала в обморок.
Метрдотель недовольно сморщился.
- И что нам с ним делать? - спросил он, аккуратно поворачивая блюдо с головой Иоанна Крестителя. - Это просто ужасно.
- Может, просто отнести его им? - робко сказал Старший Лакей. - Они посмотрят чуть-чуть. И уносим.
Метрдотель посмотрел на него долгим, тяжёлым взглядом. Покачал головой.
- Сколько раз, почтенный мой Иефайа, - воскликнул он, - я говорил тебе, что в царском дворце нельзя просто относить! В царском дворце положено подавать!
- Слишком низко отрубили... - сказал задумчиво Шеф-повар. - Не опирается на подбородок. Не будет стоять.
- Рахиль! - крикнул Метрдотель. - Принеси мне кунжутный пирожок. ...Что? Что вы уставились? Подложим ему под бороду. Будет стоять ровно.
Он вытащил из кармана маленькую расчёску и попытался причесать Иоанна.
- Может, обложить его петрушкой?... - предложил Старший Лакей. - Чтобы поярче выглядело.

(no subject)

Сегодня обдумывал - что можно сказать про хурму?...
Ну что-что. Хурма.
Давайте тогда о хурме.
Хурма растёт там же, где и гранат. В той же самой Азии. Хотя её и не затыкают пробочкой, это ровно та же самая экзотика - те же арыки, чуреки и ишаки. Если поставить ударение на последних буквах - будет экзотика советского юга.
Тогда о гранатах не вспоминали - слишком много возни с ним, запутаешься в зёрнышках - и всё. Не успеешь купить туалетной бумаги, колбасы, апельсинов, бананов или хурмы.
Итак, хурма приезжает с юга. Делает она это зимой - потому что если она не отмёрзнет до состояния соплей, вкуса в ней не будет. Это знают все.
И снова парадокс. Снова обратимся к 1001 ночи и узнаем, что хурму несчастные влюблённые тоже трескали почём зря, да ещё и хвалили за сладость.
Юг есть юг - там тепло. Как, как можно заморозить хотя бы одну хурму так, чтобы она стала сладкой?... На юге?...
Возможно, что южане роют специальные погреба-ледники, где обезвреживают хурму. Возможно, они размачивают её в арыках, запекают в чуреках или обрабатывают при помощи ишаков. Опять-таки, они могут экстремально есть её свежей, как есть (это уже смертельный номер). Либо нас опять всех обманули и хурма на юге с детства сладкая и приятная, а вяжет только московская хурма.
Бог с ними. Наше дело северное - мы едим хурму с мороза. Я всегда ем её холодной - кусаю потихоньку, как мороженое, наслаждаюсь плотью и косточками.
Плоть у неё осклизлая. Более того, как следует отмороженная хурма (самая сладкая) выглядит как давно сдохшая медуза, сваренная в яблочном пюре. В этом что-то есть - кисель, желе, хурма. Именно консистенция (для продвинутых- текстура, для особо продвинутых - структура ткани) определяет сознание. Приятно отправлять в рот маленькие, склизкие и холодные кусочки.
Брр, правда?
Всё это и сохдаёт характер хурмы. Если гранат - это восточная красавица со всеми своими ланитами, устами, персями, перстами и прочими сисями, хурма - это восточная жена (чужая). Да, крикливая. Да, нахальная. Да, бровь у неё одна и нарисованная. Да, понаехали тут всякие. Но главное-то внутри! Она умная, сердечная, смелая. Она глотку перегрызёт за своих детей (если сумеет определить - которые свои, а которые чужие). А какая у неё косточка! Гладкая, правильной формы - как будто из дуба вырезана. Даю хурме первую премию за лучшую косточку среди фруктов - ни апельсин, ни вишня до хурмы не дотягиваются, разве что манго - но это уже перебор.
Вот такая вот она - северная хурма. Мёртвая, скользкая и сопливая, она несёт в себе тугую сладость, напоминание о злой терпкости, неожиданно деликатный аромат и самую лучшую косточку на свете.
Браво.