Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

(no subject)

Иуда Искариот помедлил еще секунду и, вдохнув зачем-то полной грудью, спрыгнул с осинового сука. Collapse )

(no subject)

- Пап, давай быстрее, а? - сказал Исаак, зубами вытаскивая из ладони занозу. - А то ведь вы до темноты не вернётесь.
Исаак сидел, скрестив ноги, прямо на жертвеннике, и несчастным не выглядел.
Авррам похлопал себя по карманам. Кремень, огниво, трут, верёвка, на поясе каменный нож.
- А, прости! - сказал Исаак и вытянулся в полный рост.
Авррам дрожащей рукой достал нож и нерешительно замер.
- Ну же, Авраам, - раздался Голос с небес, - Я всё ещё жду.
Авраам сжал нож обеими руками и поднял над головой. Исаак зажмурился и стиснул зубы.
Ничего не произошло.
Исаак понемногу открыл глаза. Потом открыл их широко и уставился на отца.
Тот, не опуская ножа, бормотал себе под нос.
- ...и у тебя были такие вот пяточки, и ямочки на попке, а когда мы приучили тебя к горшку, ты с ним не расставался, таскал его везде с собой и сидел на нём, как царь на троне...
Исаак покраснел.
- Пап, по-моему это у меня перед глазами моя жизнь должна пробегать, нет? Не у тебя.
Авраам опустил нож.
- Я не могу.
- Не можешь что? - спросил Исаак.
- Не можешь что? - спросил Голос с небес. - Давай, Авраам, не заставляй меня ждать.
- Я не буду! - крикнул Авррам, бросая нож. - Что я скажу его матери? Что я скажу себе?! Что я скажу кому угодно? Что я убил человека, потому что я боюсь своего Бога?
- Ну да, - сказал Голос, - а чем тебе не нравится твой Бог?
- Мне не нравится, - сказал Авраам, обнимая Исаака за плечи, - что у меня есть Бог, который называет нас своими детьми и при этом требует, чтобы мы убивали своих детей.
- Ну хорошо, - сказал Голос, - можешь пойти и поймать чужого ребёнка. И принести его в жертву своему Богу.
- Ха! - сказал Авраам. - Я на это даже отвечать не буду. Пойдем-ка, сынок.
- Скажи-ка, Авраам, ты понимаешь, - протянул Голос, - что теперь Я могу поразить тебя бедствиями, болезнями, смертью?
- Можешь! - воскликнул Авраам. - Но это и называется "жизнь"! Бедствия сменяют покой, покой сменяет бедствия, болезни крадут здоровье, и в самом конце - смерть. Это и есть жизнь.
- Пап, ну давай, - сказал Исаак, поднимая нож, - ну чего ты? Ну я не против, а Господь ждёт. Ну чего ты? Ну давай, ну зачем тебе проблемы, ну пааааап!
- Довольно! - раздался Голос. - Прекрасно. Наконец-то, ребята. Теперь собирайтесь и отправляйтесь домой.
Авраам и Исаак замерли, уставившись на небеса.
- Что? А. Да, это было испытание. - объянсил Голос. - Не искушение - это не по Моей части. А испытание. Этим Я дал вам обоим ценный урок. И всё такое. Только не спрашивайте - какой.
Сын с отцом молчали.
- Да, если вам, ребятки, так охота, принесите мне в жертву агнца. Агнец в кустах.
"Опять", мрачно подумал запутавшийся в кустах агнец, "Почему всегда я? Почему всегда я, чёрт меня побери? Что за извращённая, больная фантазия с одной извилиной? Блин, я всегда один. Их двое, и они радостно прирежут меня. А я один. Ладно... Как же это там... А."
- Беее, - мрачно сказал агнец, глядя на подбирающего нож Авраама, - Бее, так его. Бее.

(no subject)

- Добро пожаловать, - сказал Господь, - давно ждём.
- Я что, умер?! - воскликнул Мафусаил.
- Совершенно верно, - сказал Господь, - мы уже прямо беспокоиться начали. Не случилось ли там чего.
- Я умер?! - воскликнул Мафусаил.
- Определенно. Добро пожаловать. - сказал Господь.
- Даа! Ураа! - Мафусаил пустился в пляс. - Наконец-то! Расскажи, как это было?
- Ну, по-Моему ты скончался в своей постели. От старости. Окружённый любящими внуками, правнуками, пра-правнуками, пра-пра-пра-правнуками... - сказал Господь.
- Не, - сказал Мафусал с досадой, - не может быть. Я это совершенно не так представлял. Знаешь, скажем - смерть от удара. Или смерть от жажды в пустыне. А знаешь ещё, - сказал он, - говорят, очень легко умереть, когда тебя кусает змея. Ты весь синеешь так и уже через полчаса... Стоило столько жить, чтобы умереть от старости?..
Он замолчал.
- Ладно. Всё равно прекрасно. Чего я только ни делал! Я шлялся по пустыне в поисках змей - меня стали называть святым. Змей там не было. Я пытался схватить удар... ну, как мог. Жена меня любила за это до безумия. Никакого удара. Мой брат заболел оттого, что бегал утром, разгорячился и остыл. И дальше так и остывал. Ты знаешь что? - сказал Мафусаил. - Я думаю, бегать по утрам полезно. Я бегал почти шестьсот лет. Потом перестал, потому что полезно.
Он снова замолчал.
- Знаешь, я много лет прожил. Я много про себя узнал. Куча недостатков. Вот хотя бы эта штука с ногтями... И всё равно. Слишком неуязвимый, мой организм. Скажи, ты специально это сделал? Зачем? Зачем?!
- Ну что ты, - сказал Господь, - конечно не Я. Хочешь покажу - кто виноват?..

Кто вы, пельмешки без спешки?...

Беру свои слова обратно. "Освобождение" - гениальнейшая картина нашего времени.

Итак. Действующие лица - некий вымышленный персонаж "Сам Самыч" и Героиня - заключеннная на собственной кухне.
Фильм снят в манере Дэвида Линча, весьма сложной и недоступной для понимания "с налёту" (в фильме мы найдём отсылки к последней его картине - "Малхолланд Драйв").
Героиня заперта на кухне, но появившийся Сам Самыч освобождает её и она становится "спокойной и счастливой". Она садится за кухонный стол и начинает придумывать сюжет следующей серии.
Итак. Почему? Почему героиня не покидает своего узилища, которое было ненавистно ей ещё несколько секунд назад? Почему она выбирает в качестве сюжета следющей серии "Освобождение", если освобождение уже стало мотивом этой серии?
Всё гениальное просто, как полуфабрикат.
В отличие от ленты, рассмотренной нами выше ("Разве нужен повод" от кинокомпании "Причуда"), эта лента говорит с нами о древней трагедии, трагедии Хроноса, заставившей поэтессу Сафо воспевать лесбийскую любовь и определившую более чем либеральное отношение древних греков к гомосексуализму (кстати, эта лента принадлежит кинокомпании "Талосто", что очень близко к Талассу, жуткому медному монстру Гермеса).
Итак, героиня, заключенная в неволе, стремится вырваться. Это выражено в простом и понятном образе - оскал, распущенные волосы, впившиеся в прутья решётки пальцы - она жаждет свободы.
Некто Сам Самыч, существо неопределённого рода, предлагает ей простой выход. В чём он заключается?
Всмотритесь в третий кадр. Он протягивает ей тарелку с пельменями - но разве сам он не пельмень? Мы не увидим кадра, в котором героиня или кто-то ещё будет поедать пельмени. А имя героя - Сам Самыч? Выход для героини в антропофагии.
Пожиратель собственных детей Сам Самыч освобождает её ключом в виде мутовки (кстати, вот и отсылка к "Малхолланд Драйв").
Героиня освобождена - но какой ценой куплены счастье и свобода? Она остаётся в своей тюрьме и - начинает переписывать собственную историю (ведь персонажами мифов были боги - ей это запросто) - поэтому сюжетом следующей серии и будет освобождение, освобождение другим путём.
Итак, перед нами шедевральное полотно, нерасказанный миф (очень популярный, но также сложный приём), но - это ещё и вопль о трагедии современного феминизма.
Какой ценой освободится женщина? Цена свободы - её собственные дети. Мы можем не согласиться с автором, но обязаны прислушаться к нему - разве стоит освобождение и счастье жизни собственных детей?
Конечно, мы не увидим богиню жующей ляжку младенца - вот если бы автором сюжета был бы Владимир Сорокин, мы бы это увидели.
А так, без Сорокина, перед нами - трагедия, древняя как мир. Древняя, как человек. Древняя, как материнство.

(no subject)

Блин.
Это какой-то сраный "Пункт назначения".
Почему проклятая смерть меня никак не добьёт?...
Всё тело ноет. При том, что синяк очень компактно локализован.
А след тока я вообще не нашёл...

(no subject)

Поговорил с одним не слишком близким знакомым на темы средней отвлечённости.
Он мне сказал много правды.
Он совершенно прав - я не нравлюсь людям, я их раздражаю, лучшим выходом для меня будет самоубийство.
И в этом духе.
Если меня жизнь чему и научила, так это тому, что со стороны виднее.

(no subject)

"Быстросуп" Галина Бланка - пять минут на седьмом небе. Самая быстрая клиническая смерть на рынке.

- Твоим кудрявым волосам жизненно необходим Пантин!...
- Но у меня прямые волосы!...
- Ну это на голове...


...
- Так чем же вы будете стирать?...
Домохозяйка задумывается.
- Ну подумайте, вот этот дорогой, вот этот дешёвый... Каким стирать будете?...
- Ээээ... - глаза домохозяйки становятся большими и пустыми.
- Ну напрягитесь!... Вот это обычный дорогой стиральный порошок, а этот порошок мы рекламируем, каким стирать будете?!
Молчание.

(no subject)

Да-да.
Вот все говорят, что информация - очень подорожала нонче.
Что у кого информация, тот и пироги кремом заправляет.
Это, может, относится к биржевым котировкам, прогнозам погоды, планам правительств и так далее, но совершенно не относится к человеческому опыту.
Вот купите "Компьютерру"-спецвыпуск и убедитесь.
Да там всё правильно, всё правильно! Но субъективно. И это погубит, в частности, интернет - субъективность.
Кстати, я терпеть не могу, когда кто-то (вроде Касперского) говорит о грядущей гибели интернета.
Вот.
Ну в общем, понятно, да? Человек никогда не сможет учиться на собственных ошибках, потому что получит он его от людей, которые его переврали, сам переврёт дай Боже, потом половину забудет... И превратится бесценный человеческий опыт, мать его так, в груду хребтов от кильки и невнятный звук поцелуя.

Примечание: все идеи и размышления, изложенные в этом посте (щас будет банальность) основаны отнюдь не на личном опыте и совершенно субьективны.

(no subject)

Вот только же что держал в руке сигарету.
А теперь её нет. И куда делась? В пепельнице она, что ли?... Или уронил её?... И теперь будет пожар?...