Category: общество

Фашина Мремени

А этот рассказ я написал пару ◙◙◙◙◙◙ назад для вот такой иллюстрации, но в интернете ее не опубликовали (слишком непристойная).

Послеобеденное солнце осветило нелепый ковер, ряды потрепанных книг, расставленных по полкам небольшой библиотеки, пронзило жидкие белобрысые волосы тощего, похожего на стеснительное привидение гостя, и блеснуло на начищенных туфлях хозяина. Гость оглядел любимую комнату друга — глаза его остановились на напольных, так называемых «дедушкиных» часах. Их циферблат и корпус были отворены, стрелки сцепились на неправдоподобной цифре, с торчащего из циферблата заводного ключика свисала табличка: “Не идут”. Гость положил свою шляпу на кушетку и сам сел рядом.Collapse )
 

(no subject)

- Неряхой?!.. – Господь задохнулся от возмущения.
- Ну да. Или Ты будешь отрицать, что у тебя проблемы с личной гигиеной?..
- Буду?! Я уже это отрицаю!.. У Меня нет проблем с личной гигиеной!..
- Ну у Тебя может и нет, - кивнул Сатана, - только у меня есть. С Твоей.
Collapse )

(no subject)

Натаниэль вздохнул.
Потом вздохнул ещё раз.
Господь подчеркнуто захрапел.
Сатана выбрался из-под одеяла, подоткнул полы длинной, до щиколоток ночной рубашки и, усевшись на коленях рядом с храпящим Господом, с интересом наклонил голову и прислушался.Collapse )

(no subject)

Удивительно, насколько люди привыкли жить.
Что бы ни происходило, они продолжают это делать.
В самые неприятные времена – в Средневековье, например – никто не говорил «Эй, может пропустим эту часть?» Во всем, разумеется, виновата необразованность. Не зная, как лучше провести вечность, люди продолжали вести войны, сжигать ведьм и сгорать на кострах, осуществлять землеоборот по трехпольной системе и мрачно ожидать очередной эпидемии.

А в это время…
Collapse )

(no subject)

http://business.compulenta.ru/188511/ - вот такие новости пишет замечательная журналистская коллегия ИД "Компьютерра".

Очень мило они натянули Apple до 30%, это очень старательно надо делать, много чего учитывать. Тщательные люди.
Назвали iRiver и Creative основными конкурентами, тоже очень миленько по-моему. Напоминает тот анекдот про Брежнева, который занял почетное второе место.

Поскольку дела на рынке цифровых медиаплейеров хороши прежде всего у Apple, видно, как сильно журналистам хочется "с сожалением констатировать, что..."

(no subject)

- Ад?.. - переспросил Сатана, роясь в инструментах. - Да, тут и есть. Я бы сказал "туточки", но это слишком колоритно... Ага!..
Он достал вилы и повернулся.
- А. - сказал он мрачно. - Опять туристы. Так. Вергилий!.. Сюда пойди, не прячься, я тебя уже видел. Вы собственно кто?.. А, ладно, неважно. Ты сюда перестань людей таскать, хватит коренное население из себя строить! Ты страсть свою поумерь! Он Вам уже автографы давал?
- Нет. - покачал головой Данте.
- Поздравляю. Ну ничего, скоро он на чём-нибудь распишется и от Вас отстанет. Ну?.. Ты ещё тут? Что ты опалесцируешь, у тебя ещё стыда хватает на меня пялиться?.. Кыш!..
Сатана попытался отогнать дух Вергилия. Тот отлетел недалеко и замер.
- Пф.. - Сатана вздохнул и жалобно посмотрел на Данте. - Знаменитости. Этот ещё ничего. Вы Гесиода пока не встречали?..
- Кто такой Гесиод?.. - спросил Данте.
- Не смейте только у него это спрашивать. - предупредил Натаниэль. - Покалечить может. Ну, валяйте.
- Что валять?..
- Вопросы задавайте.
- О чём?..
- О чём хотите.
Данте задумчиво почесал в затылке, огляделся.
- Так это Ад?..
- Ад, Ад. - покивал Сатана. - Вот и табличка, видите? Конечно не видите, она с той стороны.
Он закрыл дверь и показал на табличку.
- А где все?.. - спросил растерянно Данте.
- Кто все?
- Ну... пропащие души...
- Пропали. - объяснил Натаниэль. - Что ж им ещё делать.
- А черти, страшные мучения?..
- А. - Натаниэль неопределенно помахал рукой. - Страшные мучения у нас по вторникам и четвергам. Во вторник хоровое пение, в четверг - рыбные палочки. Во вторник просто невыносимые, если Вы понимаете. Ха!
Данте огляделся.
- А вилы Вам зачем?.. - спросил он.
- Вилы?.. - Натаниэль посмотрел на вилы. - Ну а зачем могут быть вилы. Для навоза, знаете. Его сперва собирают, а потом раскидывают. Про Сизифа слышали? Вот примерно то же самое. Собираешь навоз в кучу, а потом раскидываешь.
- Куда раскидываешь?.. - голос Данте был всё глуше и глуше.
- Ну куда, ну под кусты естественно!.. - воскликнул Натаниэль. - Я гляжу, Вы городской.
- А откуда навоз?..
Натаниэль закатил глаза.
- Можно я без подробностей?.. Сзади!..
- Сзади чего?..
- Сзади животных! Вы думаете, слоны не... Ну в общем, Вы зря думаете, что у нас не... В общем, навоз - это весело и кусты довольны. Почему нет-то?..
Данте ещё раз осмотрелся.
- Навоз - это весело?.. - уточнил он.
- Ага. - Натаниэль кивнул. - По сравнению с... ну в общем, по сравнению - работа довольно чистая. Эй!.. - крикнул он потихоньку приближающемуся духу Вергилия. - Кыш! А ну не маячь! Пойди распишись на чём-нибудь!..
Вергилий снова отлетел в сторону.
Данте уставился на табличку на двери Ада.
- А... как его... Чистилище где?..
- Уже запачкались, ну как не стыдно! - воскликнул Натаниэль. - Чистка у нас сухая, химическая, влажная, с выпариванием, для деликатных тканей. - перечислил он, загибая пальцы. - Пятна от крови сводим моментально. Крахмал при отдельной просьбе, знаете, не все любят, когда на горло давит. Ха!
Он вытащил сигарету и щёлкнул зажигалкой.
- О, держите, - сказал он, протягивая зажигалку Данте. - Сувенирная серия. Видите, с Вавилонской Блудницей. Если перевернуть, то...
- А Рай? - воскликнул Данте. - Где тут Рай?.. Для тех, кто пребудет при Господе?..
Сатана снова почесал в затылке.
- Да тут где-то... - протянул он. - Бегает где-нибудь опять.
- Рай бегает?! - поразился Данте.
- Наверное... - сказал Натаниэль неуверенно. - Слушайте, Вы чего от меня-то хотите?.. Рай - это не моё. Моё - навоз. Вот вилы. Вон навоз. Эй!.. - воскликнул он, уворачиваясь от комочка навоза.
Вергилий бросил ещё один комок.
- Я ж догоню - я вечные муки устрою!.. - воскликнул Натаниэль, хватая вилы. - Уйди, я сказал! Иди с Овидием играй!..
- Так это Ад?.. - ещё раз спросил Данте.
- Да Ад, Ад. Вы же видите, написано - Ад. Если бы это был не Ад, зачем было писать - "АД"?..
Данте приблизился к двери, прищурился...
- Тут следы от букв. - сказал он. - Было написано "СКЛАД".
- Ну было. Тоже мне открытие. Знаю, что было. - сказал Сатана сварливо. - И что? Видите же - больше нету. Вы думаете, кто буковки оторвал? Я оторвал? Он, что ли, отор... Прекрати кидаться! Пушкин Александр Сергеевич оторвал?..
- Кто такой Пу?..
- Неважно! Может, Господь Бог оторвал?..
- Госп?..
- Нет! - восликнул Натаниэль. - Вот такие как Вы и оторвали! Устроили из Вечности проходной двор! Люди жалуются, это Вы понимаете? Вы думаете, им нравится, что в Загробную Жизнь уже как в магазин начали шастать? Это по-вашему Вечный Покой? Это Вечный Беспокой! Вот такой же приходил, с гуслями, а потом тю-тю буковки-то! Я-то ещё думал, чё он с места в карьер к выходу и не оглядываясь! Давайте, давайте! - он подтолкнул Данте. - Давайте. Нечего Вам тут шляться. Ещё насмотритесь. Эй, зеркало римской революции! Выпусти где втащил!..
Он проводил Данте и Вергилия взглядом.
- Что-то с этим делать надо... - сказал он задумчиво. - Сперва один, потом второй, и пошло-поехало... Нет, определенно. Или вход заколачивать, или...
Он медленно вытащил вилы из грунта.
- ...или, может, киоск с открытками поставить?..

Говорить людям гадкости - моя маленькая слабость

Я знаю, знаю, чем вы там занимаетесь.
Вы переключаете с канала на канал, чтобы убедиться, что везде одни и те же унылые рожи.
Переключайте, переключайте - толку никакого, но ведь всё время одно и то же смотрит только быдло.
Можете выключить телевизор - вы наверняка будете отражаться в экране.
Так что ничего не изменится.

(no subject)

- Вы Меня за кого держите? - спросил Господь, входя в жилище писаря Анитериса. Ему пришлось пригнуться. - Ты посмотри сюда! - Он показал кормилице-еврейке красные пальцы. - Зачем ты им косяк кровью измазала?
- Отгадай с трёх раз! - сказала кормилица, прижимая к себе первенца четы Анитерисов.
Господь нахмурился.
- Так, с меня хватит. - сказал Он. - Уже три утра, а Мы до сих никого не поразили.
- Ну почему же... - сказал Натаниэль. - Мы поразили двух щенков, одно чучело кошки, одного дохлого пфссссс, восемь дынь...
- Это не считается! - сказал Господь, грозно глядя на кормилицу.
- А ещё Ты поразил меня. - продолжил Натаниэль. - Я и не знал, что Ты такие слова знаешь.
Господь нахмурился ещё сильнее.
- Так, положи ребенка в койку и отойди. - приказал Он.
- Не-а. - сказала кормилица. - Ты же сам видел, что косяк в крови.
- Да за кого Вы меня держите! - воскликнул Господь. - Вы что думаете, Я без ваших косяков не могу обойтись?.. Положи ребенка в койку и отойди. Это египетский первенец и он умрёт за грехи своих отцов.
- Это младенец, и сегодня он не умрёт. - сказала кормилица не менее грозно. - Кем Ты себя возомнил, Всеблагий? Ты думаешь, Тебе можно врываться в приличные дома и размахивать ножиком?
- Женщина, ты споришь со своим Богом?! - воскликнул Господь, наставляя меч на кормилицу.
- Несомненно именно это она и делает. - сказал Натаниэль тихо.
- Почему? Почему ты защищаешь дитя своего поработителя? - воскликнул Господь.
- Это просто дитя. Это доверенное мне дитя! - воскликнула кормилица. - И Ты не причинишь ему вреда!
- Почему ты так уверена в этом? - спросил Господь, наливаясь гневом.
- Потому что сначала Тебе придётся причинить вред мне. А зачем освобождать Твой народ, если придётся сначала перебить его? - ответила кормилица.
Из-за дверной занавески выглянул писец Анитерис.
- У вас всё в порядке, госпожа кормилица? - спросил он робко.
- Всё в порядке, идите спать! - ответила кормилица резко, не сводя глаз с Господа.
- Почему ваш уважаемый гость держит меч, госпожа кормилица? - спросил писец ещё более робко.
- Простите мою невежливость! Это мой господин, отец этого ребёнка. А это Господь народа моего, и Он пришёл поразить вашего первенца! А теперь идите спать! - отрезала кормилица.
- А... - сказал писец. - Так у вас всё в порядке?..
- Да! - ответили все хором.
- Госпожа кормилица, почему у этого человека идёт дым из носа?.. - спросил писец, глядя на Натаниэля.
- Потуши сигарету. - приказал Господь тихо.
- Ну, я пойду... Может, вам принести чего-нибудь попить?.. Э... Ну, спокойной ночи... - сказал писец, исчезая.
- Почему "потуши"? - возмутился Натаниэль.
- Здесь ребёнок! - сказал Господь. - При детях нельзя курить!
- Ты собираешься его поразить! Ему уже не повредит.
- Потуши чёртову сигарету! Ещё мне не хватало, чтобы и ты со Мной препирался!
Натаниэль, бурча, выкинул сигарету в окно.
- На чём мы остановились? - спросил Господь у кормилицы.
- На том, что всё это затевается ради Твоего народа, а народ против. - сказала кормилица.
- Так. - Господь подумал. Опустил меч. - И что?
- А то, что я его кормилица, и Ты не сможешь отнять его у меня. - объяснила кормилица.
- Да не надо, - сказал Господь, - просто держи его на вытянутых руках, чтобы не забрызгаться...
Кормилица покачала головой.
- Во-первых, - сказала она, доставая носовой платок, - дай сюда Свою руку. Зачем было трогать кровь? Будто Ты не видел, что дверь грязная. Во-вторых, оставь эту дурацкую затею с младенцами, все всё поняли ещё на лягушках.
Господь отдал меч Натаниэлю и протянул ладонь кормилице.
- Ну Народ, ну что за люди... - сказал Он довольно уныло. - Почему вы всегда спорите со своим Господом?
Кормилица хмыкнула и поплевала на платок.
- Я объясню. - сказал Натаниэль. - Фараон уже давно хотел отпустить евреев, но Мы же не можем позволить ему быть умнее нас, Мы должны заставить всех страдать, чтобы все не думали, что всё так легко и просто...
- Ну что ты мелешь... - сказал Господь, щекоча свободной рукой подбородок молодого Анитериса. - Я не мог допустить, чтобы Мой Народ думал, что египтяне рады от них избавиться и постараются спровадить его по первой возможности.
- Я слышал другую версию. - сказал Натаниэль. - Можно ребёночка подержать?...
Кормилица посмотрела на него.
- Слушай, а это не ты работаешь у Моисея-книжника? - спросила она. - По-моему я тебя у него видела.
- Я снаружи подожду. - сказал Натаниэль.
Он вышел, облокотился о косяк и закурил. Полюбовался на звёздное небо. Потом отскочил как ошпаренный.
- Чёрт... - сказал он, изворачиваясь и щупая свитер на спине, - ну совсем ведь новый. Господи! - крикнул он небу.
- А? - спросил Господь, выходя из дома писца.
- Я ведь знаю, зачем Ты это сделал, - сказал Натаниэль, кивая на окровавленный косяк, - Ты опять хотел переложить вину. Как всегда.
Господь пожал плечами.
- Выбор, как ты только что видел, всегда за людьми. А Я - стихия. Я ничего не решаю. Я только делаю.
- Бурное море, злой ураган... - сказал Натаниэль. - Уже светает. Давай домой собираться?
Господь вздохнул и посмотрел вдоль улицы. Все косяки были красными. В конце широкого проспекта стоял царский дворец, с колонн которого осыпалась влажная от крови штукатурка.
- Знаешь, пора уже начинать Исход. Мне их уже жаль.
- Да ладно! - сказал Натаниэль. - По-моему, евреи уже более-менее довольны.
- Я о египтянах. Не поймёшь - кто рабы, кто хозяева. - сказал Господь.