Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

(no subject)

Дорогие мои!
В общем я последний раз напоминаю, что сегодня вечером, после семи часов, в кафе-клубе "Свой Круг" мы с kosem будем пытаться развлекать почтенную публику.

То есть, в общем-то, вас - я надеюсь, вы будете.

Свободных мест, я думаю, хватит на всех.

Помимо прочего состоится демонстрация триллера "Загадка Белого Континента" (пиратская копия) и продажа "Книги Натаниэля" по льготной (более низкой) цене для желающих.

"Свой Круг" находится рядом со станцией метро "Павелецкая", на этой карте он помечен красным кружочком.
Все подробности о нем - тут.

В семь вечера. Можно прийти в полвосьмого.

(no subject)

Это окончание, к вот этому. Это если кто не разобрался.

- Ну рассказывай, - сказал странный после секундного молчания.
- О чем? – спросил Иуда с готовностью.
- Обо всём. – вздохнул незнакомец. – Только покороче, вечностью не надо злоупотреблять.
- Раньше начнешь – раньше кончишь! – вырвалось у Иуды внезапно. От неожиданности он захлопнул рот и так сильно лязгнул челюстью, что у него закружилась голова.
- Ну да, примерно, - равнодушно согласился незнакомец.Collapse )

(no subject)

От создателей фильма "Пила" и "Пила 2" - новый триллер "И третьего дня пить буду!"

(no subject)

- Неряхой?!.. – Господь задохнулся от возмущения.
- Ну да. Или Ты будешь отрицать, что у тебя проблемы с личной гигиеной?..
- Буду?! Я уже это отрицаю!.. У Меня нет проблем с личной гигиеной!..
- Ну у Тебя может и нет, - кивнул Сатана, - только у меня есть. С Твоей.
Collapse )

(no subject)

Сифора, жена Моисея, смотрела на него, как... как жёны глядят на провинившегося мужа. Приподнятая бровь уведомляла, что разбираться в чём кто виноват - не её дело, главное что виноват, сжатые в тонкую линию губы сравнивали его со всеми мужьями в целом и делали неутешительные выводы о всей породе, слегка постукивающая по пыльной земле сандалья уведомляла, что лучшие годы отданы неизвестно кому неизвестно зачем, и время продолжает идти.
Она смотрела на него, как волк смотрит на овцу, осмелившуюся быть живой и несъеденной.
- Ну милая, - сказал Моисей неуверенно, - это же не просто так вот, взял и махнул. Для этого надо сосредоточиться...
- Так сосредоточься! - воскликнула Сифора.
Моисей посмотрел себе под ноги, поднял посох над головой, взмахнул им так, что чуть не ударил себя по затылку.
- Вам говорю я - разойдитесь!
Воды колодца остались недвижимы.
Моисей снова повернулся к жене.
- Ну не получается, - сказал он жалобно, - я не могу вот так на заказ это делать...
- Для незнакомых людей, значит, получается, - протянула Сифора, глядя на него через сузившиеся от ярости глаза, - а для жены, для кровинки своей, для данной тебе Богом любимой - нет?..
Моисей снова посмотрел себе под ноги.
- Ну милая, ну ты же знаешь, - сказал он, - что тогда это был момент высочайшего откровения...
- Лучше бы ему наступить сейчас, - сказала холодно Сифора, - иначе кое-кому придётся ночевать на улице.
Моисей мысленно посочувствовал этому невезучему кое-кому.
- Ну же, давай, - пободрила его Сифора, слегка меняя линию поведения, - если получится, получишь за ужином добавку.
- Добавку? - обрадовался Моисей, - А что будет на ужин?..
- То же, что и вчера.
- Отлично! - воскликнул Моисей. - Очень вкусная овсянка была вчера!
Лицо Сифоры снова резко превратилось в набор тонких линий - глаза, рот и даже ноздри сжались в гневные щёлочки.
- Вчера на ужин была баранина, - процедила она.
Моисей отступил на шаг назад.
- Ну я попробую, - сказал он, - но я тебя предупреждаю. Чудеса - это не моё.
- Ты же пророк, - сказала Сифора, - давай, доставай моё колечко.
Моисей ещё раз посмотрел на колодец, в который Сифора уронила кольцо.
- Ну милая, - начал он снова, - чтобы свершилось чудо, Господь должен захотеть этого и дать мне силы Своей...
- Неужто Господь, - разъярилась Сифора, - желает оставить бедную, беззащитную женщину без её последнего украшения?! Сперва я отдала всё золото на постройку этого придурковатого тельца, потом я отдала все браслеты и серьги, чтобы ты выплавил этот дурацкий хобот, теперь моё последнее колечко?!
Она бросила кожаное ведро на землю с такой яростью, что ведро попыталось прогреметь, как металлическое.
- Не дай Бог больше никому мужа-пророка! - воскликнула она. - Сперва ведёт за собой народ, пропадает весь день неизвестно где, разговаривая с горящими кустами и столпами огненными, потом заставляет всех делать какие-то, - она щёлкнула пальцами от злости, - непонятные глупости, завязать в иле, убегать, жрать насекомых и лишайник...
Моисей опустился на колени.
- И при этом у него даже нет ничего, кроме посоха! - продолжила Сифора. - Ты же живёшь милостью других людей! Ты ничего не умеешь и ничего не можешь! Всё, что ты делаешь, за тебя делает Бог, а всё, что ты получаешь - тебе дают люди!
Она начала рыдать. Моисей положил свою голову ей на ступни и обнял её ноги, пытаясь вымолить прощения.
- И за что мне всё это?! - восликнула Сифора, хватаясь за голову. - У мясника есть нож, и он умеет резать, у булочника есть печь, и он умеет выпекать, а у пророка есть посох, и он ничего не умеет!
- Женщина! - воскликнул гневно Моисей, поднимаясь. - Это что, я тебя спрашиваю?!
Перед собой он держал простое стальное колечко с грубой надписью внутри. Сифора затихла.
- Прежде чем призывать на себя гнев Господен и гнев мужа своего, ты не посмотрела даже у себя под ногами! - воскликнул Моисей.
Сифора надела на палец кольцо и потупила взор.
- Ступай же! - взмахнул рукой Моисей. - И не показывайся мне на глаза до вечера. И будь впредь скромна, молчалива и покорна!
Уведомляющая бровь вновь медленно поплыла вверх.
- И в знак чуда, - добавил Моисей торопливо, - которое Господь явил нам, указав путь к пропаже - приготовь побольше этой своей восхитительной нежной баранины!..

(no subject)

Очень выразительная литературная форма - диалог.
"Алису", думаю, цитрировать не надо.
Остроумный диалог - основа любого сериала, вне зависимости от формата. Диалог - это малобюджетный спецэффект.
Но ведь диалог - это очень неправдоподобно. Я вот за прошедшую неделю фактически не слышал диалогов.
То есть я слышал, как человек что-то спрашивает и ему отвечают.
Я слышал, как люди рассказывают слушателям.
Но вот диалога не слышал.
Только двойной монолог, так сказать.
Диалог - он как лава в помещении. Ну, как в "Матрице: Перезагрузке", например. Очень красивая часть интерьера, очень величественная, только сценаристы забывают, что лава выделяет газы, которые, растворяясь в воде, превращаются, например, в серную кислоту. Если вдыхать их некоторое время, рано или поздно почувствуешь лёгкое недомогание.
А на экране - ничего. Красное стекло и лампочка - и пожалуйста. Величественно.
Хорошо, что не надо писать про правду.

(no subject)

Не понимаю я этих обзывалок, которыми несчастные влюблённые друг друга награждают.
Вот "лапонька" например. У меня "лапонька" ассоциируется с чем-то мягким и помещающимся в ладошке - я бы с обладателем "лапоньки" не мог бы счастие обрести.
Или вот парень девушку "кисонькой-рыбонькой" называет. Её впору "жбанчиком" называть, ан нет. У него либидо нижние веки на верхние натянуло и дедушку Фрейда позвало, поэтому он её "рыбонькой-кисонькой" не назовёт, а только "кисонькой-рыбонькой". Что в общем-то правильно (сперва волосы снаружи, потом слизь внутри), но омерзительно. А жбанчик его от этого тает, как вазелин на солнце.
Можно просто послушать и всё про людей понять. "Малышка" - педофил, "принцесса" - мазохистский комплекс служения, "пирожок" - вид наружных половых органов произвёл неизгладимое впечатление.
Более-менее приятные эпитеты только в разгар ссоры подбирают. "Тряпка", "швабра", "размазня", "чумичка"... Вот чумичка, по-моему, очень ласковое слово. Намного лучше, чем "бабочка" (они бывают и ночные...).
А вот простое слово "любимая" или "любимый" эти люди употребляют редко-редко. И чаще всего - с иронией на лице. Мол, на, дорогой мой "пирожок с кисонькой", что заказывала, чтоб тебе пусто было.

(no subject)

Я это уже озвучивал, но я повторюсь.
По отношению ко всем добавившим меня во френды людям я испытываю лишь одно чувство - чувство глубокой благодарности.
Ну, в первые дни, я имею в виду.

(no subject)

Шведское кино продолжает дарить нам минуты катарсиса. На сей раз оно подарит нам двадцать три секунды катарсиса.
Кинокомпания Орифлейм хочет ещё раз поговорить о жизни.

За фасадом малодинамичного и малоправдоподобного фантастического "боевичка" скрывается мир героинь Улицкой и Токаревой, говорящих спокойным и тихим голосом.
Сюжет прост - некая группа феминисток пытается вызнать некий "секрет красоты", для чего посылает агентессу в Центр Красоты. Там она встречает своих знакомых, после чего сдирает с себя плащ, стирает косметику и вливается в стройные ряды красивых людей.

Карьера против Я, Современные Технологии против Детства, Мода и Вкус - вечные соперники, Тёмный и Светлый ангелы за правым и левым плечом взрослого человека. Одетые в чёрное, умело использующие современные технологии и косметику, женщины (а по сути - Женщина, более того - Современная Женщина) стремятся постигнуть "секрет красоты". Зачем?...

Посмотрим на нашу героиню после того, как она "перевоплощается". Возможная карьеристка сменяется невозможной Идиоткой. С совершенно наивной улыбкой, прострацией в глазах и нежеланием воспринимать оставшуюся за пределами Центра Красоты действительность.

Широкие кожаные плащи, солнечные очки в квадратной оправе - это, ясно дело, отсылка к "Матрице". В целом фильм напоминает кусочек гениальной трилогии, вывернутой наизнанку. Возвращение в сладкий сон. Back to the Matrix. Что лучше - страдать, зная правду или наслаждаться ложью?

Шведы выбирают иллюзию. Но так ли прост "Секрет красоты"?

Почти болезненный интерес умного к дураку особенно характерен для женщины. Все люди делятся на умных и дураков - такова природа. Каждый хочет попробовать, каково это - влезть в его шкуру. Каково быть дураком? Каково это - печься о глупостях, страдать из-за мелочей и улыбаться просто так, лишь бы не не улыбаться?

Эти люди для нас - в детстве. Но как разделить эти два стада, дураков и умных? Почему дурак ведёт себя умнее любого умного, а иной умный выглядит дураком без микроскопа?
От рассуждений на тему "ложь" и "правда", от булевской логики глубинной зависти карьеристок домохозяйкам мы переходим к глобальному - кто такой дурак?... Давайте, совершив оборот вокруг "Матрицы", перевернёмся - на сей раз вокруг того, что можно назвать стереотипом - и, как это ни банально, мы станем на ноги. Дурак лучше умного - эта истина старше Швеции во много раз. Как ни странно, умному человеку будет приятно осознать это ("Нет удовольствия больше, чем преодоление собственного несовершенства").

"Смотрите, и мой сосед Андрей тоже здесь!" - ну кто мог заподозрить, что он дурак? Они окружают нас. Они среди нас. Мы - это они.

Дурак - не состояние ума. Не диагноз. Это умение не пропускать Матрицу внутрь себя, не зацикливаться на "настоящем" мире, а просто жить. Это - Секрет Красоты. Об нём нам рассказывает "Антиматрикс" и "Критика эмпиреосолипсизма" современного кинематографа, новое воплощение древней легенды об Иване-дураке и ком-то-там-простаке.

Шведские фильмы всегда были "не для всех", но на этот раз мы увидели нечто, заслуживающее всеобщего внимания.

(no subject)

По телеку крутят рекламу торта "Причуда".
Под заголовком "Разве нужен повод?".
Этой рекламе надо вручить Тэфи и номинировать её на Оскар. Каннскую пальмовую ветвь тоже.

То, что кажется убогим сценарием и бездарной актёрской игрой - на самом деле талантливейшая находка.
В этом фильме воплощены надрыв и человеческая драма в своих самых тяжёлых формах.
Давайте разберём её по частям.
Сюжет ролика прост - мама вносит в комнату торт и чай. Семья удивлена, происходит весёлая перепалка.
Первым в кадре появляется Отец Семейства.
"Наверное, сегодня снова начали показывать Санта-Барбару?"... Посмотрите на лицо этого отца, высоко поднятые брови, глубокие морщины.
Всмотритесь. Что скрывается за этим лбом, ухмылкой? Это - ходячий кризис среднего возраста, осложнённый комплексом собственной неполноценности.
Любящий муж, удовлетворённый жизнью, не стал бы издеваться над своей женой. Люящий отец не стал бы делать этого в присутствии детей. Мелкий домашний тиран, неуверенный в себе - это и есть мужчина среднего класса.
Вторым появляется Сын, подросток с фразой "Наверное, Дашу наконец пригласили в кино?". Актёр подобран великолепно, он напоминает нам немецких мальчиков из современных европейских фильмов, тех самых маленьких поросят, которых великаны съедают в различных сказках вместе со штанами на штрипках и какашками. Отсылка к Фон Триеру и трагедия современной молодёжи - мальчонке не хватает только футболки "Идущих вместе".
Его сестра намного умнее, она даже не считает нужным отвечать уколом на укол - может быть она любит своего брата?
Она относится к тому виду персонажей, которые появляются только в комедийных сериалах - слишком уж они неправдоподобны. Сообразительные, добрые, красивые девочки, слишком хорошо понимающие своё превосходство - смотрите "Симпсоны", "Журнал мод" и так далее. Она одета в тёмное - отречение от окружающего мира и ожидание смерти - мрачная готика современности. Тупица-брат, тупица-отец и смирившаяся со своим положением мать - что может быть страшнее для современной девушки-подростка? Что скрывается за этими сжатыми губами, прищуренными веками? Домогательства папаши, ранняя беременность, пристрастие к наркотикам?
Мать, внезапно решившая принести торт "Причуда" просто потому, что сегодня солнечный день, говорит размеренно, в одном тоне - так говорят забитые женщины. Она явно сожалеет о своём поступке, её природа пробудилась ненадолго - до начала сюжета - и вот она уже возвратилась к своему привычному существованию по инерции (в "Дяде Ване" всё самое важное происходит до начала пьесы - похоже, правда?). Может быть, муж ударит её за этот торт, и она будет привычно замазывать синяки тональным кремом?... Напряжение, ожидание бунта и - развода - витает в воздухе. От американского и европейского кино и комедийных сериалов мы приходим к Чехову.
Последний кадр - испачканный тортом немецкий мальчуган, начавший созревать мальчик в шоколаде. Эта радость педофила вновь переносит нас в мир братьев Гримм, в историю о Гензель и Гретель, напоминая что кино - всего лишь кино, страшная сказка, имеющая мало общего с реальностью. Не будем считать это минутной слабостью режиссёра - ведь он прав, реальность всегда ужаснее целлулоидных образов...