Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

(no subject)

- Ад?.. - переспросил Сатана, роясь в инструментах. - Да, тут и есть. Я бы сказал "туточки", но это слишком колоритно... Ага!..
Он достал вилы и повернулся.
- А. - сказал он мрачно. - Опять туристы. Так. Вергилий!.. Сюда пойди, не прячься, я тебя уже видел. Вы собственно кто?.. А, ладно, неважно. Ты сюда перестань людей таскать, хватит коренное население из себя строить! Ты страсть свою поумерь! Он Вам уже автографы давал?
- Нет. - покачал головой Данте.
- Поздравляю. Ну ничего, скоро он на чём-нибудь распишется и от Вас отстанет. Ну?.. Ты ещё тут? Что ты опалесцируешь, у тебя ещё стыда хватает на меня пялиться?.. Кыш!..
Сатана попытался отогнать дух Вергилия. Тот отлетел недалеко и замер.
- Пф.. - Сатана вздохнул и жалобно посмотрел на Данте. - Знаменитости. Этот ещё ничего. Вы Гесиода пока не встречали?..
- Кто такой Гесиод?.. - спросил Данте.
- Не смейте только у него это спрашивать. - предупредил Натаниэль. - Покалечить может. Ну, валяйте.
- Что валять?..
- Вопросы задавайте.
- О чём?..
- О чём хотите.
Данте задумчиво почесал в затылке, огляделся.
- Так это Ад?..
- Ад, Ад. - покивал Сатана. - Вот и табличка, видите? Конечно не видите, она с той стороны.
Он закрыл дверь и показал на табличку.
- А где все?.. - спросил растерянно Данте.
- Кто все?
- Ну... пропащие души...
- Пропали. - объяснил Натаниэль. - Что ж им ещё делать.
- А черти, страшные мучения?..
- А. - Натаниэль неопределенно помахал рукой. - Страшные мучения у нас по вторникам и четвергам. Во вторник хоровое пение, в четверг - рыбные палочки. Во вторник просто невыносимые, если Вы понимаете. Ха!
Данте огляделся.
- А вилы Вам зачем?.. - спросил он.
- Вилы?.. - Натаниэль посмотрел на вилы. - Ну а зачем могут быть вилы. Для навоза, знаете. Его сперва собирают, а потом раскидывают. Про Сизифа слышали? Вот примерно то же самое. Собираешь навоз в кучу, а потом раскидываешь.
- Куда раскидываешь?.. - голос Данте был всё глуше и глуше.
- Ну куда, ну под кусты естественно!.. - воскликнул Натаниэль. - Я гляжу, Вы городской.
- А откуда навоз?..
Натаниэль закатил глаза.
- Можно я без подробностей?.. Сзади!..
- Сзади чего?..
- Сзади животных! Вы думаете, слоны не... Ну в общем, Вы зря думаете, что у нас не... В общем, навоз - это весело и кусты довольны. Почему нет-то?..
Данте ещё раз осмотрелся.
- Навоз - это весело?.. - уточнил он.
- Ага. - Натаниэль кивнул. - По сравнению с... ну в общем, по сравнению - работа довольно чистая. Эй!.. - крикнул он потихоньку приближающемуся духу Вергилия. - Кыш! А ну не маячь! Пойди распишись на чём-нибудь!..
Вергилий снова отлетел в сторону.
Данте уставился на табличку на двери Ада.
- А... как его... Чистилище где?..
- Уже запачкались, ну как не стыдно! - воскликнул Натаниэль. - Чистка у нас сухая, химическая, влажная, с выпариванием, для деликатных тканей. - перечислил он, загибая пальцы. - Пятна от крови сводим моментально. Крахмал при отдельной просьбе, знаете, не все любят, когда на горло давит. Ха!
Он вытащил сигарету и щёлкнул зажигалкой.
- О, держите, - сказал он, протягивая зажигалку Данте. - Сувенирная серия. Видите, с Вавилонской Блудницей. Если перевернуть, то...
- А Рай? - воскликнул Данте. - Где тут Рай?.. Для тех, кто пребудет при Господе?..
Сатана снова почесал в затылке.
- Да тут где-то... - протянул он. - Бегает где-нибудь опять.
- Рай бегает?! - поразился Данте.
- Наверное... - сказал Натаниэль неуверенно. - Слушайте, Вы чего от меня-то хотите?.. Рай - это не моё. Моё - навоз. Вот вилы. Вон навоз. Эй!.. - воскликнул он, уворачиваясь от комочка навоза.
Вергилий бросил ещё один комок.
- Я ж догоню - я вечные муки устрою!.. - воскликнул Натаниэль, хватая вилы. - Уйди, я сказал! Иди с Овидием играй!..
- Так это Ад?.. - ещё раз спросил Данте.
- Да Ад, Ад. Вы же видите, написано - Ад. Если бы это был не Ад, зачем было писать - "АД"?..
Данте приблизился к двери, прищурился...
- Тут следы от букв. - сказал он. - Было написано "СКЛАД".
- Ну было. Тоже мне открытие. Знаю, что было. - сказал Сатана сварливо. - И что? Видите же - больше нету. Вы думаете, кто буковки оторвал? Я оторвал? Он, что ли, отор... Прекрати кидаться! Пушкин Александр Сергеевич оторвал?..
- Кто такой Пу?..
- Неважно! Может, Господь Бог оторвал?..
- Госп?..
- Нет! - восликнул Натаниэль. - Вот такие как Вы и оторвали! Устроили из Вечности проходной двор! Люди жалуются, это Вы понимаете? Вы думаете, им нравится, что в Загробную Жизнь уже как в магазин начали шастать? Это по-вашему Вечный Покой? Это Вечный Беспокой! Вот такой же приходил, с гуслями, а потом тю-тю буковки-то! Я-то ещё думал, чё он с места в карьер к выходу и не оглядываясь! Давайте, давайте! - он подтолкнул Данте. - Давайте. Нечего Вам тут шляться. Ещё насмотритесь. Эй, зеркало римской революции! Выпусти где втащил!..
Он проводил Данте и Вергилия взглядом.
- Что-то с этим делать надо... - сказал он задумчиво. - Сперва один, потом второй, и пошло-поехало... Нет, определенно. Или вход заколачивать, или...
Он медленно вытащил вилы из грунта.
- ...или, может, киоск с открытками поставить?..

(no subject)

- Ну как он? - спросил Сатана.
Господь грустно посмотрел на свернувшегося в клубочек Адама.
- Никак. Бегал кругами. Орал.
- Орал? - сказал Сатана. - Что орал?
- Цитирую: "Аааааааааааааааааа". Конец цитаты. - сказал Господь печально.
- А что это у него под мышкой?.. - сказал Сатана. - Это у него волосы так растут?..
- Это кошка. - сказал Господь грустно. - Вернее, пшшшшфссссс. Он с ней не расстаётся.
- И она не возражает?... - поразился Сатана.
Господь пожал плечами.
- Кажется, не возражает. - сказал Сатана, принюхиваясь. - Вообще. В целом.
- Живая она. - сказал Господь. - Это от него пахнет.
- По-моему Ты что-то не так сделал... - сказал Сатана задумчиво.
- Что не так-то? - сказал Господь. - По образу и подобию.
В голосе Его появилось уныние.
- Ну по образу и подобию, допустим, я уже видел, что Ты сделал. - сказал Сатана, листая Книгу. - Очень милые зверушки. Крупные, но милые. А, вот! - он протянул Книгу Господу. - Пожалуйста. Ты вдохнул в него Дух Свой?
- Нет... - Господь пробежал глазами строчки. - Ничего похожего не делал.
- Ну вот и всё. - сказал Сатана. - Вот он у Тебя и овощ... - Он опять принюхался. - Типа чеснока.
- Чеснок - трава, - сказал Господь, не отводя глаз от Книги, - ага. Всё ещё не поздно исправить. Только чур не Я.
- А кто?! - воскликнул Сатана.
Минутная тишина.
- Нет, нет, - сказал Сатана. Лицо его расплылось в улыбке, - ну Ты что, в самом деле!
- Я не могу. - сказал Господь.
- Почему?!
- Ты посмотри на его дёсны. Зубы. У него изо рта пахнет как от землеройки. Собственно, он съел землеройку. Она же пффссш.
- И Тебе будет противно. - догадался Сатана.
- Да.
- А мне - нет? - сказал Сатана.
- Ты же Нечистый!
Сатана вздохнул.
- Очень миленький "логический" вывод, но есть одна проблема. Во мне нет Духа Божьего. Так что давай, взмахни рукой и прикажи ему стать Вдохновенным.
Господь покачал головой.
- Только рот в рот. - сказал Он. - Никаких "взмахни рукой". Ну чё ты ломаешься, ты же любишь дунуть, я знаю!
- Но Духа-то во мне по-прежднему нет! - воскликнул Сатана с тревогой.
Господь покопался в карманах.
- Держи. - Он протянул Сатане что-то маленькое и блестящее.
Сатана рассмотрел протянутое.
- Я гляжу, у Тебя всё предусмотрено. - сказал он со вздохом. - В пластинках? Банановый... А нет с перечной мятой?
Господь протянул ему другую упаковку.
- Слабоват Дух получится, конечно, - протянул Он, глядя на Адама, - всё равно будет скотина скотиной. Ладно, в Еву Я сам вдохну. При изготовлении.
Сатана кинул в рот пластинку, разжевал её, склонился над Адамом. Поморщился.
Глаза его заслезились.
- У Тебя нет носового платка? - спросил он жалобно. - Или, лучше, кусочка брезента?..

(no subject)

- Привет! - воскликнул Сатана дружелюбно.
Авель отпустил овцу, которую расчёсывал, и посмотрел на него.
- Привет. - сказал Авель.
- Я слышал, ты с братом опять поссорился? - спросил Сатана.
- А тебе что? - сказал Авель. - Я не должен разговаривать с тобой.
- Это почему это?! - изумился Сатана.
- Потому что ты хитрее всех зверей полевых. Потому что ты соблазнил маму с папой и они согрешили.
- Ну во-первых. - сказал Сатана, наклоняясь и почёсывая овцу за ухом, - Ну и что, что хитрее? Ну хитрее зверей полевых. Лесные меня уже уделывают. О слонах и не говорю. А уж родители твои вообще не звери полевые. Так что во-вторых, как и чем я мог соблазнить? Поверь мне, это всё из-за яблока. Кое-Кто придумал всю эту кутерьму с яблоками и использовал твоих родителей в Своих целях.
Авель хмыкнул.
- Я охотно верю, что цели были праведные. - сказал Сатана покорно. - Но это были не мои цели.
Он помолчал.
- Так ты опять поссорился с братом. - сказал он через некоторые время. - Кстати, зови меня Натаниэлем.
- Это он со мной поссорился... - сказал Авель со вздохом. - У него какие-то проблемы и он всё время на мне срывается.
- Ну что ж ты. Он же твой брат! - воскликнул Натаниэль. - Ты обязательно должен с ним помириться.
- Как?.. - спросил Авель. Он задумчиво повертел в руках гребень и посмотрел на Сатану.
- Ну как твои родители мирятся, наверное. - сказал Натаниэль задумчиво. - Они же наверняка иногда ссорятся?
- Ну да. - сказал Авель. - Папа целует маму и говорит, что больше не сердится. А она целует его и говорит, что тоже больше пока не сердится.
- Ну видишь, - сказал Натаниэль, - подойди к Каину, обними его, поцелуй и скажи что больше не сердишься. А что у него там за проблемы?
- Ну у него с его грядками какая-то ерунда, - объяснил Авель, - в общем какие-то гусеницы съедают всё раньше, чем мы сами успеваем съесть.
- Ну я не знаю, - сказал Натаниэль, осматривая небольшое стадо Авеля, - у тебя вроде дела идут ничего. Дал бы ему пару советов, как более успешный...
Авель ухмыльнулся.
- Зачем? Я пасу овец и коз, а он выращивает траву. Я ничего про траву не знаю.
- Ну ты и про овец и коз раньше ничего не знал, - сказал Натаниэль, кивая сам себе, - а у тебя с ними никаких проблем. Просто скажи, что ты думаешь по поводу этих гусениц. Выскажи своё мнение. Наверняка он оценит твою помощь. Поцелуй, братский совет - и братский мир навсегда. Ничто так не укрепляет дружбу, как уверенный покровительственный тон и пара влажных поцелуев. Где он сейчас? Пойдем и немедленно наведём между вами дружбу навека.
- Он вон на том поле, - сказал Авель. Они с Натаниэлем поднялись на гребень небольшого холма и увидели спину Каина, склонившегося над своими растениями. - Ээй, Кааин!
Каин дёрнулся как от удара, но не повернулся.
- Не слышит, - сказал Авель, - странно.
- Привлеки его внимание, - сказал Натаниэль, - вот камешек. Кинь в него, он почувствует и обернётся.
- Не тяжеловат?.. - спросил Авель, взвешивая камень в руке.
- Ну ты в голову-то не целься, - сказал Сатана, - просто брось, пускай упадёт рядом.
Авель бросил. Камень упал на большую дыню, разбив её и обрызгав Каина. Тот повернулся.
Авель радостно помахал ему рукой и побежал вниз по склону, широко расставив руки и улыбаясь.
- Пойду-ка я, - сказал Натаниэль сам себе, - мне, пожалуй, потом расскажут, чем всё кончилось.

(no subject)

- Знаешь, я иногда просто удивляюсь Твоим комплексам по этому поводу, - сказал Натаниэль, полируя туфли, - ну зачем надо было запрещать мусульманам изображать животных?
- Ну, вообще-то чтобы они не рисовали животных. - сказал Господь.
- Сказал бы им "не изображать слона", и всё... - сказал Натаниэль. - Другую ногу.
Господь вздохнул.
- Ты ж сам прекрасно знаешь, - сказал Он, - если я им запрещу изображать слона, они всеми правдами и неправдами будут изображать слона, реформироваться в Орден Изобразителей Слона, устраивать соборы и конгрессы и доказывать, что каких-то слонов изображать всё-таки можно, доказывать, что Я не запрещал им изображать слона акварелью или ещё что-то... А так они хоть львов и орлов рисуют.
- И очень хорошо рисуют! - воскликнул Натаниэль. - Всё, готово.

(no subject)

- Поразительно, - сказал Господь, паркуя огненную колесницу, - а где толпа провожающих? Я думал, будут проводы на неделю. Танцы, песни, выкрики "Ах как наш Ильюшенька хорошо-то устроился, ах как почтенно иметь в семье пророка!"...
- Угу, - сказал Илия сурово, - вот этот вот, - он отвесил лёгкий подзатыльник Елисею, - вот этот однажды сказал "пойду на прощание поцелую маму, папу, сейчас вернусь" и три дня потом праздновал со всеми соседями. Но я своим сказал - нет, папа, нет, мама, нет, тётя, нет, дядя, нет, все остальные почтенные родственники, я не дам вам превратить такой торжественный момент в базар. Нет, нет и нет.
- Ну этого-то ты привёл! - сказал Господь.
Илия вздохнул и снова отвесил Елисею подзатыльник.
- Не смог оторваться! Я пойду в Иерихон - он за мной в Иерихон. Я пойду к Иордану - он за мной к Иордану. Я ему сказал - отвали, он кричит "не оставлю тебя, господин!"
- Довольно преданный парнишка ты, нет? - спросил Господь Елисея. - Ну это конечно требует награды. Проси чего хочешь!
- Я хочу... - начал Елисей.
- Не Меня проси, его проси. - сказал Господь. - Я тут что? Я сегодня за водителя.
- Я хочу слона! - сказал Елисей, делая круглые глаза.
Господь закашлялся.
- Нет, давай лучше сразу у меня проси, - сказал Он, глядя на Илию, - так быстрее будет. И слона не получишь.
- Я хочу быть как Илия! - сказал Елисей. - Только ещё в два раза!
Господь хмыкнул. Илия склонился с колесницы и отвесил Елисею ещё один подзатыльник.
- Ну посмотрим, посмотрим... Трогаю, поберегись!..
Колесница и кони огненные взвились в небо. Один конь тяжело вздыхал и проклинал про себя всё, что видел вокруг.
- Учииитель! - закричал со скорбью в голосе Елисей и упал на землю, раздирая на себе одежды. - Ну кудаа ты?! Ну зачеем?! И я хочу быть как тыы!
Он оглядел себя.
- И что-нибудь новое надеть! - закричал он ещё громче.
Сверху, мягко кружась в раскалённом воздухе, упал плащ Илии, синий плащ с большой буквой "Алеф", вписанной в шестиугольник.
- Ааа, я забыл зубную щётку... - раздался еле слышимый глас с небес.

(no subject)

- Ну а это как мы назовём? - спросил Господь у Адама.
- Пфссссс!.. - сказал Адам, пуская пузыри из слюны.
- Ну почему "пфссс"?! - воскликнул Господь жалобно. - Ну ведь это же явно утка, явно!
- Пфссссс!.. - сказал Адам настойчиво.
- Это будет уже пятый пфсссс, а мы только начали! - сказал Господь.
Животные в длинной очереди на поименование начали нервничать.
- Пфсссс!! - булькнул Адам и сунул палец в нос.
Господь растаял.
- Ну хорошо, пфссс так пфссс... А это как назовём? Погоди, дай угадаю...

(no subject)

- Нет, - твёрдо сказал Господь, - никаких этих ваших "на речке, на речке, на том бережочке". Между. Никаких "на". В Эдем ничего не должно втекать. - Господь открыл "Творение для чайников. Стань Творцом Вселенной За Семь Дней При Помощи Иллюстрированных Примеров!!!" посередине и протянул Натаниэлю. - Видишь, согласно... - Он развернул книгу к себе. - согласно фэн-шуй. Никакой текущей воды.
- А как же рыба, а? - спросил Натаниэль. - Как это рыба в этот твой садик приплывать будет?
- Никак, - сказал Господь, - зачем нам рыба? У нас полно дичи и птицы.
- Но свежая-то вода нужна! - воскликнул Натаниэль. - Засохнет твой Эдем и всё!
- Ты что, глупый? - осведомился Господь, доставая блокнотик. - Вот сюда смотри. Вот Эдем, так? Вот тут озерцо. Из него вытекает речушка, так? А вот уже снаружи она делится на... скажем... Тигр, Евфрат, ну ещё... так... Фисон и Гихон. И всё это вот так вот... - Господь неровно нарисовал квадрат. - Вот оно вот так вот огибает Эдем. И всё водоснабжает.
- Дражайший, - сказал Натаниэль, - мелиоратор из Тебя никакой. Поверь мне. Вот эти твои реки - они далеко друг от друга. И они никак не вытекают из ручейка.
- Давай сам дальше, а? - сказал Господь, выдирая листок из блокнота и вручая его Натаниэлю. - Кто тут в конце концов Хитрая И Лживая Тварь? Придумай что-нибудь, вперёд!

(no subject)

- Здравствуйте, добрые люди! - сказал Господь, поглаживая бороду.
- Здравствуй, эээ... добрый человек. - неуверенно сказал один из волхвов.
- Пастух. - подсказал Господь.
Волхвы огляделись.
- Видите, посох и овца. Пастух. - настойчиво повторил Господь.
- Это... да... как это там. Мее. - уныло сказала овца.
- Видите?
Волхвы слегка расслабились. Один из волхвов слез с верблюда и подошёл поближе к пастуху.
- Скажи, а ты тут ничего подозрительного не видел? - спросил он, оглядываясь.
- Ну вообще, если честно, минут пять назад... - пастух задумался. - Ну минут пять назад тут появлялся такой светящийся ангел, с большим таким мечом, и возвестил нам всем, пастухам, что родился мессия, и мы идём ему поклониться и принести ему наши скромные дары. Как по-вашему, это очень подозрительно?
Овца громко фыркнула и затрусила вдаль, цокая копытами.
- Ну вообще-то, знаешь, - сказал волхв, провожая овцу взглядом, - нам показалось, что мимо нас эти самые пять минут назад пробежал слон...
- Не видел никаких слонов, - сказал пастух, - откуда тут слоны? Это же не Африка, правда?
- Ну в общем да... - сказал волхв, - хотя у Ирода, кажется, есть слон в зверинце. Может, сбежал?
- Нет, - сказал пастух твёрдо, - причём тут слоны? Вы что, охотники на слонов? Ребята, вы не туда приехали. Тут слонов нет.
- Да не охотники мы, - сказал волхв, - мы тоже несём дары новому Царю Иудейскому.
- Ну тогда причём тут слоны? - спросил пастух поникновенно. - Что вы прицепились к бедному слону? Ну бегает и бегает, посевов не портит, поля удобряет. Давайте больше не будем про слонов. Эй, ты куда?!
Овца, успевшая убежать довольно далеко, обернулась и, взохнув обречённо, побрела назад, бормоча что-то себе под нос. Ей смертельно хотелось закурить.
- А это моя овечка, - сказал пастух, - это много ценного меха, овечий сыр и свежая баранина. Сюда иди! Я зову её Натаниэль.
Овца подошла к пастуху и, усевшись в пыли у его ног, принялась чесать задней ногой за ухом.
Ошеломлённые волхвы посмотрели на неё, пошептались и снова повернулись к пастуху.
- Скажи, почтеннейший, а этот самый ангел не сказал тебе - где конкретно родился мессия?
- А то как же! - воскликнул пастух. - Я уже ро... Э... Мессия уже родился и сейчас отдыхает в яслях вон там, в том миленьком, защищённом от всех ветров хлеву, и разные приятные животные согревают Его своим тёплым дыханием. Несколько овец, пара коз, одна лошадь и один ослик. Никаких слонов. Видите, вон там?
Волхвы во все глаза уставились на большущий неоновый стенд с надписью "Мессия Приглашает Принести Ему Дары".
Пастух с размаху пнул овцу. Та с коротким меканьем пролетела полметра и снова уселась в пыли, бормоча что-то. Стенд мигнул и исчез.
- Как я уже говорил, я отправляюсь туда. - сообщил пастух. - Можете следовать за мной. Натаниэль, поднимай задницу.
Волхвы спешились и поплелись следом за пастухом, ведя верблюдов на поводу.
- И что же вы приготовили новому Царю Иудейскому? - поинтересовался пастух через плечо.
- Ну у нас тут, - откликнулся самый старший, Балтасар, - у нас тут золото...
- Молодцы, - сказал пастух, - ещё что?
- Ну, ещё у нас ладан и смирна. Знаешь, для курений и бальзамирования... Символично, всё такое.
Пастух и овца переглянулись. Овца пожала плечами.
- Вы нашли что новорожденному подарить. Вот у Меня тут - пастух похлопал по своей сумке - огромный набор замечательных пелёнок, детского питания и масло для купания. Всё гипоалергенное, витаминизированное и с нежным ароматом лимона. Ну кроме питания. Там есть брюссельская капуста и печёночный паштет, пригодятся через полгода, но Мне больше понравились протёртые яблоки, знаете, готов есть протёртые яблоки часами, просто часами. И опять-таки полным-полно железа, очень полезно. Хотя конечно как посмотреть, думаю в более зрелом возрасте это железо причинит Нам некоторые хлопоты! - пастух засмеялся.
Волхвы, уже не пытаясь ничего понять, просто тянули своих верблюдов за уздечки.
Высоко в чёрном небе сияла белая звезда.

(no subject)

- Смотри, - сказал Иоанн-Креститель выкладывая камешками схему на песке, - вот тут я. Вот Иордан. Вот так примерно стоит толпа. Он появляется отсюда. Я окунаю Его и говорю насчёт того, что на самом-то деле Он должен крестить меня, Он слегка отнекивается. Тем временем река светлеет...
- Хорошо... - возгласил Господь, шелестя страницами. - Светлеет так светлеет. Я надеюсь, ты понимаешь, что это будет самое настоящее чудо? Там выше по течению казармы и кожевенный завод.
- Я знаю, - вздохнул Иоанн, - крестящиеся уже давно жалуются на то, что крещение дурно пахнет...
- Но-но, - строго сказал Глас Божий, - без двусмысленностей! Мы тут не шуток шутим.
- Ладно. - сказал Иоанн-Креститель. - А потом, я думаю, должно появиться какое-нибудь сакральное животное.
- Что такое "сакральное животное"? - заинтересовался Господь.
- Ну какое-нибудь животное, символизирующее Твою чистоту, мудрость и так далее. Знаешь, я думал о чём-нибудь солидном, заметном, чтобы все сразу видели, что Он Сын Божий...
- Это о чём это? - спросил Господь настороженно.
- Ну знаешь, наверное это глупо, но я думал... хм... я думал о слоне. Слоны очень умные, добрые, они большие, так что никто потом не сможет сказать "Какой слон? Не видел я никакого слона! Тебе померещилось!", и слоны очень чистые животные...
- Никаких слонов, - сказал Господь твёрдо, - не разрешаю. Всё. Даже не думай об этом.

(no subject)

- А знаешь - что? - сказал Господь.
- Что? - сказал Иоанн.
- Когда всё это наконец кончится, мы устроим что-нибудь грандиозное! - воскликнул Господь.
- Что Ты имеешь в виду под "всё это"? - спросил Иоанн.
- Всё и имею в виду. Всю эту суматоху и шумиху, знаешь. Мир. Вселенную.
- А. - сказал Иоанн, не меняясь в лице.
- Знаешь, мы соберём всех-всех. Живых, мёртвых, евреев, невреев, даже эскимосов. Всех. И там будет большой такой стол с закусками... Ты любишь морепродукты? В общем, понадобится какой-нибудь большой зверь. Воот. Выйдет из моря и мы его зажарим.
- Угу.
- И там будет саксофонист. Такой парень, знаешь, с трубой, самый лучший. И он на ней будет играть, очень красиво. Мне всегда нравятся трубы. И ещё будет фейрверк. Это я сам устрою. Знаешь, настоящий фейрверк. Какая-нибудь звезда, они всё равно больше не понадобятся... И ещё, я уже договорился, будет шоу. Знаешь, для маленьких. Тут такая группа есть, четыре парня, они устраивают представление такое, и всё в седле. Детям нравятся лошади, и знаю. И лошадям дети... И там будут укротители, знаешь, со львами, и дети смогут погладить живого льва, и всякие другие животные... А потом мы устроим вручение призов, знаешь, какие-нибудь мелочи и медали, только их получат все-все-все, просто каждый! Я сам буду судить и вручать! - сказал Бог.
- Вот оно что.
- Ладно, - сказал Господь, - что-то я разоткровенничался. Я надеюсь, ты понимаешь, что это вечеринка-сюрприз.
- Я буду нем как рыба. - сказал Иоанн.
"Конечно он всё растреплет," думал Господь, удаляясь, "хорошо, что я не рассказал ему про воздушные шарики, мороженое и так далее... И что все дети смогут покататься на слоне..."